Как чтение онлайн влияет на чтение книг

Аудио перевод статьи
0:00
0:00
Аудио перевод статьи
0:00
0:00
·

Резюме: Исследователи говорят, что чтение книг страдает из-за привычки сканировать и пропускать текст при чтении онлайн.

Клэр Хэндскомб заядлая читательница и читает как с различных цифровых устройств, так и печатные издания. Клэр говорит, что из-за своих привычек онлайн-чтения иногда сканирует романы: ищет ключевые слова и пропускает большие куски текста.

Клэр, как и многие веб-серферы, проводит свое время, щелкая по ссылкам, размещенным в социальных сетях. Обычно она читает несколько предложений, в поиске захватывающих слов, а затем теряет терпение и переходит на следующую страницу. С этой новой страницей она, скорее всего, проделает ровно то же самое.

“Я даю ей несколько секунд — даже не минут — а потом снова перехожу" — говорит Клэр, 35-летняя аспирантка Американского университета по специальности "Творческое письмо".

Но это происходит уже не только онлайн. Она ведет себя так же и при чтении художественной литературы.

"Как будто твои глаза передают в мозг слова, но он не понимает, что они значат" — призналась она. "Когда я понимаю, что это опять происходит, я возвращаюсь к началу отрывка и перечитываю его снова и снова."

Для когнитивных нейробиологов опыт Клэр является предметом большого интереса и растущей тревоги. Они предупреждают, что люди, кажется, развивают новый цифровой мозг с новыми схемами для анализа информации в сети. Этот альтернативный способ чтения конкурирует с традиционными схемами глубокого чтения, развивающимися в течении нескольких тысячелетий.

"Я беспокоюсь о том, что поверхностный способ чтения, который мы используем в течение дня, значительно влияет на наш навык глубоко анализировать прочитанный текст" — говорит Мэриэнн Вульф, когнитивный нейробиолог из Университета Тафтса и автор книги "Proust and the Squid: The Story and Science of the Reading Brain".

По данным eMarketer, время, проведенное в Интернете на настольных и мобильных устройствах, в 2013 году для взрослых американцев составляло максимум 5 часов в день. Это значительный рост по сравнению с 3 часами максимум в 2010 году.

Ученые призывают к "медленному чтению", приняв брендинговый ход от сторонников "медленного приема пищи". Они борются не только с беглым чтением, перескакиванием с предложения на предложение, но и с постоянными соблазнами, исходящими от социальных сетей и электронной почты, которые таятся в наших гаджетах.

Исследователи работают над тем, чтобы получить более четкое представление о различиях между чтением онлайн и чтением печатной литературы. Их интересует, как эти различия могут влиять на понимание сложного материала на работе и в школе. Существует опасение, что частое взаимодействие с гаджетами может замедлить развитие глубоких навыков чтения у детей младшего возраста.

Мозг — невинный свидетель в этом новом мире. Он просто отражает то, как мы живем.

"Мозг пластичен на протяжении всей нашей жизни" — говорит Вульф. "Мозг постоянно адаптируется".

Она, одна из ведущих мировых экспертов по изучению чтения, была поражена, обнаружив, что ее мозг, по-видимому, тоже адаптировался к чтению онлайн. После дня сканирования информации в Интернете и сотен электронных писем, она села однажды вечером, чтобы прочитать книгу "Игра в бисер" Германа Гессе.

"Я не шучу! Я не смогла этого сделать" — поделилась она. "Это была настоящая пытка — прочитать первую страницу. Я не могла заставить себя притормозить, чтобы не пропускать целые куски текста, выбирая только ключевые слова. Мой мозг пытался воспринять максимум информации на самой бешеной скорости. Это было ужасно".

Адаптация к чтению

Мозг не был предназначен для чтения. Нет генов, отвечающих за чтение. Но с появлением египетских иероглифов, финикийского алфавита, китайской бумаги и, наконец, первой печатной машины Гутенберга, мозг приспособился к чтению.

До эры интернета мозг воспринимал информацию в процессе чтения в основном линейным способом — строка за строкой, страница за страницей. Конечно, картинки могли встречаться вперемешку с текстом, но отвлечений было не так уж и много. Исследователи говорят, что чтение печатной литературы дает нам возможность помнить ключевую информацию и ее местоположению в тексте. Например, что главный герой умер на странице с двумя длинными абзацами после страницы с длинным диалогом.

Интернет очень отличается от книги. С таким количеством информации, гиперссылок, видео рядом с текстом и интерактивностью повсюду, наш мозг формирует новые стратегии, чтобы справиться со всем этим. Он научился сканировать, искать ключевые слова, быстро прокручивать вверх и вниз. Это нелинейное чтение. Некоторые исследователи считают, что у многих людей этот стиль чтения начинает вторгаться и в работу с печатными носителями информации.

"Мы тратим столько времени в течение дня на то, чтобы смахнуть, просмотреть, связать, прокрутить и пропустить текст, что когда мы садимся за художественную книгу, наши повседневные привычки уже настолько укоренились, что от них невозможно быстро избавиться" — говорит Эндрю Диллон, профессор Техасского университета, который изучает чтение многие годы. "Мы живем в эре нового информационного поведения, и сейчас мы начинаем наблюдать его последствия."

Брэндон Эмброуз, 31-летний финансовый аналитик ВМФ, живущий в Александрии, знает об этих последствиях. В его книжном клубе недавно читали книгу "The Interestings", бестселлер Мэг Волитцер. На встрече клуба он понял, что пропустил ряд ключевых сюжетных моментов книги. Его поразило, что он сканировал информацию об одном конкретном аспекте книги, так же, как он обычно сканирует один конкретный фрагмент на экране своего компьютера, за которым он проводит большую часть своего дня.
"Когда я пытаюсь прочитать художественную книгу, — говорит он, — возникает ощущение, как будто я больше не создан для этого! Как бы плохо это не звучало, похоже, что так и есть".

Рамеш Куруп заметил кое-что еще более тревожное. Недавно, работая с рядом классических авторов — Джорджем Элиотом, Марселем Прустом — Куруп обнаружил, что ему трудно читать длинные предложения с многочисленными, извилистыми моментами, насыщенными информацией. Онлайн-текст, как правило, короче, а предложения, содержащие дополнительную информацию, имеют ссылки на справочный материал.
"В книге нет ни дизайна, ни ссылок, помогающих удержать внимание на плаву", — говорит Куруп.

По его мнению, проще переходить по ссылкам, чем следить за таким количеством пунктов на бесконечных страницах с длинными абзацами.
Наблюдение Курупа может показаться надуманным, но это не вызвало сомнений у Вульф. Она предоставила дополнительное подтверждение. Несколько кафедр английского языка со всей страны прислали ей по электронной почте жалобы о том, что их студенты с трудом читают классику.

"Они не могут читать "Middlemarch". Они не могут читать Уильяма Джеймса и Генри Джеймса" — говорит Вульф. "Я не могу пересчитать, сколько людей написали мне об этом феномене. Студенты больше не хотят или, возможно, не могут иметь дело с запутанным синтаксисом и конструкциями Джорджа Элиота и Генри Джеймса".

Вульф отмечает, что она посылает электронные письма со своего iPhone так же часто, как и ее студенты. Она организует программы отправки планшетов в развивающиеся страны, чтобы помочь детям научиться читать. Но только посмотрите, восклицает она, на Твиттер и в его 140-символьные декларативные предложения.

"Сколько синтаксиса потеряно! И что такое синтаксис, кроме отражения наших замысловатых мыслей?" — говорит она. "Я беспокоюсь, что мы потеряем способность выражать свои мысли четко или читать эту извилистую прозу. Станем ли наш мозг как Твиттер?"

Би-грамотные мозги?

В своей следующей книге Вульф раскроет, что цифровой мир делает с нашим мозгом. Будут представлены данные сканирования мозга, когда люди читают в Интернете и с бумаги. Она особенно заинтересована в понимании результатов данного сканирования.

Уже есть некоторые интригующие исследования, в которых рассматривается этот вопрос. В 2012 году израильское исследование на студентах-инженерах изучало их понимание в условиях ограниченного времени одного и того же текста, считываемого с экрана и с бумаги.

Студенты считали, что при считывании с экрана они более успешно справлялись с заданием. Но они ошибались. При чтении с бумаги они лучше понимали и усваивали текст.

Исследователи утверждают, что различия между книжным и экранным чтением должны быть изучены более тщательно, и что эти различия должны быть учтены в образовании, особенно с детьми школьного возраста. Оба способа чтения имеют свои преимущества. Есть потенциал для развития би-грамотного мозга.

"Мы не можем вернуть все назад" — говорит Вульф. "Мы должны читать детям бумажные книги, помогая им учиться в более медленном режиме, и в то же время неуклонно увеличивать их погружение в цифровой век и его особенности. Должно быть и то, и другое. Мы должны задать себе главный вопрос: Что мы хотим сохранить?"

Вульф тренирует свой собственный мозг быть би-грамотным. На следующий вечер она вернулась к роману Гессе, отдалившись от экранов, как во времени, так и в пространстве.

"Я отложила все в сторону. Я сказал себе: "Я должна это сделать!"”- делится она. "Во вторую ночь чтение давалось мне с трудом. Третья ночь была еще более тяжелой. Это заняло две недели, но к концу второй — я почти полностью восстановилась, так что я смогла насладиться процессом чтения и закончить книгу".

Позже она перечитала ее еще раз.

"Я хотела снова насладиться этой формой чтения" — говорит Вульф. "Когда я снова смогла читать книги, я как будто выздоровел. Я снова обрела способность замедляться, наслаждаться и думать".

Источник:
washingtonpost.com
·
comments powered by HyperComments