Как выжить в дизайнерской среде и не выгореть

No items found.
Аудио перевод статьи
0:00
0:00
·

Привет, UX дизайнеры, UI дизайнеры, UX/UI дизайнеры, дизайнеры продукта, менеджеры по продукту, специалисты по интерактивному дизайну и разработчики. Этот пост предназначен для всех, кто может найти себя на схеме ниже (автор Дэн Саффер, копия: Томас Глэзер).

Дисциплины в UX дизайне, автор Дэн Саффер, копия: Томас Глэзер

Недавно я немного выгорела. Выгорание — это совсем не весело. Вы действительно не в лучшей форме. К тому же, пропадает чувство юмора. Нужны огромные усилия, а также любовь и поддержка других людей, чтобы вновь эффективно работать. 

У меня есть теория. Я думаю, что многие UX дизайнеры выгорают в какой-то момент своей карьеры, примерно на 10-м году своей профессиональной деятельности. Я хотела бы рассказать людям о том, что такое выгорание и как его предотвратить. Люди из этой отрасли, которых я знаю и которыми восхищаюсь, дали мне ценные советы. Я хочу поделиться своими мыслями с вами.

В теории я всегда знала о существовании выгорания. Особенно, во время работы в рекламном агентстве я постоянно замечала что-то похожее на выгорание. Оно выражалось в том, что творческие люди, которые с энтузиазмом относились к тому, чем они занимаются, теряли интерес к качеству своей работы. Они казались вечно уставшими от постоянных переработок и при этом просто старались уложиться в сроки. Или вообще апатично наблюдали за срывом дедлайнов.

Я стала одной из них в 2015 году. Я помню, что дошла до того, что мне пришлось срочно уйти с заседания совета директоров, потому что я почувствовала себя очень плохо. Я еле добежала до туалета. Нет, я не была беременна. Просто пару месяцев я работала по 16 часов в день, 7 дней в неделю, ела за компьютером, не видела никого, кроме коллег, и пила очень много кофе. В то время я говорила себе, что мне просто нужно довести  текущий проект до конца, а вот со следующим все будет иначе.

Перенесемся в 2021 год. В моем образе жизни произошли кардинальные изменения: я бросила пить и курить, сплю минимум 7 часов в сутки, правильно питаюсь, регулярно занимаюсь спортом. Я чувствовала себя олицетворением песни Fitter Happier (прим.пер. Название песни “Здоровее и счастливее”). Но я снова выгорела.

Быть здоровее, счастливее, более продуктивным.Песня Fitter Happier Стейси Секстона

Однако в этот раз у меня уже было двое маленьких детей, которым нужны были спокойные, отдохнувшие и здоровые родители. В каком-то смысле дети меня спасли. Они дают нам видение проблемы и мотивируют, как никто другой.

Впервые в жизни я уволилась с работы. Я не знала, что буду делать дальше.

Друзья поздравили меня, мой муж вздохнул с облегчением, а мои родители выглядели немного обеспокоенными и спросили, все ли у меня в порядке. Первые 5 секунд я чувствовала себя победителем, но потом меня охватила паника: что мне теперь делать? Буду ли я деградировать? Смогу ли я когда-нибудь найти полноценную и значимую работу? Будут ли мои навыки актуальны? А вдруг я буду вынуждена вернуться в какую-нибудь бездушную корпорацию, чтобы оплачивать учебу своих детей? Какого черта? Кто я?

Помимо моего высокого уровня тревожности время от времени  у меня появлялись мысли о том,  что у меня какое-то психическое отклонение. Я не думала о том, что это психологическая защита в ответ на отказ от работы мечты (такой я ее считала) и финансовую зависимость.

Однако эти случайные мысли постепенно ушли.

Мне посчастливилось пообщаться с несколькими действительно умными и чуткими людьми, в том числе с милым психологом, блестящим неврологом и немного чокнутым терапевтом. У них был большой опыт работы с пациентами, которые страдали выгоранием. Я также поговорила с двумя друзьями, которые признались, что выгорели, и поделились своими историями. Если бы не все эти люди, я бы продолжала слушать свой безжалостный внутренний голос, который говорил мне: “Просто соберись с силами и возьми себя в руки, черт возьми!”

И еще — сейчас 2021 год. В 2019 году выгорание стало всемирно признанным явлением. Вот как оно описано в МКБ-11 (прим.пер. МКБ — Международная классификация болезней):

Выгорание — это синдром, который возникает в результате хронического стресса на рабочем месте и с которым не удалось успешно справиться.

Он характеризуется тремя признаками:

> чувство недостатка энергии или истощения;

> повышенная отстраненность, чувство негативизма или цинизма по отношению к работе; а также

> ощущение неэффективности и отсутствия успеха.

Выгорание относится именно к профессиональной деятельности и не должно применяться для описания опыта в других сферах жизни”.

Знакомо?

Существуют различные диагностические инструменты для определения наличия у человека выгорания и степени его тяжести. Опросник выгорания Маслач является одним из самых достоверных. Мой чудаковатый терапевт дал мне некоторые из этих инструментов. Результаты были максимально убедительными.

Теперь о том, что действительно привлекло мое внимание, когда я читала о выгорании, и что заставило меня вспомнить о нас, как о сообществе UX дизайнеров (и связанных с ними позиций).

В 1974 году Герберт Фрейденбергер (друг Абрахама Маслоу) опубликовал одну из первых журнальных статей о выгорании. Затем он написал три книги на эту тему. По его мнению, существует три фактора развития выгорания:

  1. рабочий конфликт
  2. неопределенность задач
  3. чрезмерные нагрузки

Меня потрясло то, что я прочитала. Я перечитывала снова и снова. Эти три фактора распространены среди врачей, учителей и сотрудников социальных служб.

Я хотела бы добавить к этому списку профессий UX дизайн.

Если вы работаете в области UX/UI дизайна, я уверена, что вы оказывались в ситуации, когда люди ожидали от вас больше, чем вы делали. Или они считали, что вы должны были сделать что-то за пределами зоны вашей ответственности. К счастью или, возможно, к несчастью, люди, связанные с UX дизайном, как правило любят изучать новое и не устанавливают четкие границы своей деятельности.

Возможно, вы заметили, что выполняете работу, которую другой член команды уже сделал или принял решение в этом направлении, что сводит на нет ваши усилия. Я убеждена, что каждый UX дизайнер попадал в подобную ситуацию: вы ожидали, что с самого начала будете вовлечены в процесс проектирования и разработки, но вместо этого вас просят поколдовать над UX, в то время как все фундаментальные дизайнерские решения уже были приняты и утверждены заинтересованными сторонами.

Если Фрейденбергер был прав и рабочие конфликты, неопределенность и сверх нагрузки являются предшественниками выгорания, многие из моих коллег в сфере UX, должно быть, уже выгорели или на пути к этому.

Я решила позвонить людям, которые успешно работают в сфере UX дизайна. Я уважаю и восхищаюсь ими, поэтому мне было важно узнать их мнение о собственной работе.

Я хочу понять, как некоторые люди не только выживают в UX дизайне, но и преуспевают в своей деятельности. Как они преодолевают по-настоящему сложные обстоятельства, при этом приносят реальную пользу потребителю и гордятся своей работой.

Мои разговоры получились особенными, с неожиданными выводами, и я хочу ими поделиться. Возможно это поможет другим UX-дизайнерам не упасть на дно, а преуспевать и с радостью приходить на работу. В конце концов, мы занимаемся UX дизайном, потому что хотим сделать мир лучше для пользователей. И это достойная и значимая цель.

Я решила посвятить каждому разговору отдельный пост. Начнем с этих трех:

  1. Стэнли*, арт-директор коммерческого банка
  2. Джен*, директор по работе с клиентами в цифровом агентстве
  3. Анук*, старший специалист по UX в амбициозном норвежском стартапе

* Я решила изменить имена, потому что хочу, чтобы настоящие Стэнли, Джен и Анук остались моими друзьями, а меня не уволили.

Ваша команда, ваша ракета и ваш след разрушения

Начну с разговора со Стэнли. Я не могу рассказать слишком много об этом человеке, потому что тогда его будет довольно легко узнать. Скажем так, это парень с исключительным интеллектом и поразительным чувством юмора. Я до сих пор не понимаю, как он попал в цифровой дизайн. Он обладает высокой квалификацией в другой области, которая не имеет отношения к UX дизайну.

Мы вместе работали примерно 5 лет назад в консалтинговой компании. Там часто проводились реорганизации, и он ушел в сферу банковских услуг, а я присоединилась к стартапу.

Мы встретились в Zoom. Я живу в Мелкбосстранде, а он работает в Йоханнесбурге, расстояние между нами составляет примерно 1200 км. Стэнли разговаривал со мной из коворкинга, не из дома и не из банка.

Мы немного поговорили про Covid и про адаптацию к удаленной работе. Стэнли спросил, читала ли я исследование о том, как мы можем хитростью заставить себя стать более сосредоточенными. Для этого нужно выполнять определенные задачи только в определенных местах или сидя на определенных стульях. Я не знала об этом исследовании. 

Мы также обсудили наших детей и то, насколько они милые, когда учатся говорить.

Он спросил, ищу ли я работу, но я ответила “нет”. Я сказала ему, что просто общаюсь с людьми, чтобы понять, как некоторые UX дизайнеры продолжают работать и при этом преуспевают. У меня был проект с банком, в котором работал Стэнли, и я видела, что некоторые люди там относятся друг к другу грубо и агрессивно. Я помню один случай, который произошел около 4 лет назад. Я все еще была консультантом и работала над проектом в банке, в который перешел Стэнли.

Он присоединился к нашей проектной группе в конференц-зале, рисовал и объяснял концепцию процесса на доске. Одна из его коллег, высокая и красивая девушка, одетая в сшитый на заказ деловой костюм, грубо перебила его, а затем переключила внимание на себя на всю оставшуюся часть встречи. Я напомнила ему об этом инциденте, он улыбнулся и задумался на мгновение, прежде чем ответить.

Вот совет, который я перефразирую по памяти.

“Видишь ли, в трудных ситуациях тебе нужна команда. И нужно понимать, что невозможно быстро что-либо изменить. Твоя команда важна ... Вам нужно общее видение вопроса. Представьте, что вы пристегиваете себя ремнями безопасности в ракете. Вам нужно привязать себя к этому общему видению, как к ракете, и оставить за собой след разрушения. А когда что-то идет не так, это нормально, потому что вы есть друг у друга, верно? Можно вместе выпить и двигаться дальше. И со временем ты увидишь, что происходят изменения”.

Мы поговорили о будущем и о том, какими мы представляем себя через несколько лет, и пообещали друг другу поболтать снова. Я уверена, что мы еще как-нибудь пообщаемся. Потом мы попрощались. И я отправила ему запись его слов, чтобы проверить, все ли правильно я зафиксировала.

Я много думала о том, что он сказал:

Вам нужна команда

Будучи дизайнером бесполезно пытаться добиться изменений самостоятельно, независимо от того, насколько вы квалифицированы или талантливы.

Возможно, вы являетесь частью организации, где ваша команда и ваше руководство понимают, что такое UX дизайн, осознают важность процессов и предоставляют время для проведения исследований пользователей и тестирования того, насколько полезен ваш продукт или услуга. Тогда вы также ощутите радость сотрудничества и признание вклада каждого члена команды в конечный продукт. Это прекрасное место, но такое редко встречается.

Я думаю, что чаще всего UX дизайнеры работают самостоятельно, отдельно от остальных отделов. И они вносят свой вклад, когда работают самостоятельно. UX дизайнеры верят, что выполняют творческую работу наилучшим образом в некой безопасной зоне, удаленной от остальной части бизнеса. Это такой концептуальный подход:  работать независимо или с другими “творческими” людьми и получать вознаграждение за создание оригинальных идей.

Если вы работаете таким образом, вам нужно начать общаться с людьми. Было проведено большое количество исследований на тему нейропластичности. Это свойство мозга постоянно менять свою форму и создавать новые нейронные связи. Становится все более очевидно, что социальные взаимодействия и отношения, особенно те, которые мы воспринимаем как глубоко значимые, оказывают глубокое воздействие на нейропластичность. Мозг тесно связан не только со всем телом, но и с окружающим миром. С учетом этого наши отношения влияют на наше физическое состояние, создают или разрушают нашу устойчивость к стрессу, влияют на иммунную систему и способность мыслить творчески.

Чтобы оставаться психически и физически здоровым, нужна хорошая команда.

Я хотела бы глубже разобраться в этом вопросе и обсудить теории о том, что мозг не может функционировать изолированно, но мы оставим это на другой раз. А пока: вам нужны другие люди и чувство социальной безопасности, чтобы хорошо работать. Для этого нужна связь с вашей командой и чувство принадлежности к более широкому сообществу. Вот отличное видео на эту тему.

Будучи UX дизайнерами в сложных условиях мы долго не протянем, если не будем общаться с членами нашей команды, в том числе со всеми, на кого влияет наша работа или кто сам оказывает на нее влияние. Это относится не только к инвесторам, разработчикам, специалистам по продуктам, копирайтерам, тестировщикам и UI дизайнерам, но и к командам, которые обеспечивают поддержку клиентов, обучение сотрудников (при его наличии в компании), продажи продукта, а также к отделу маркетинга.

Сейчас киберэтика также является горячей темой, и такие люди, как Кеннидд Боулз, рекомендуют привлекать к работе специалистов по этике или предоставить менеджерам по продуктам стандарты для принятия этических решений.

Правда в том, что наш мир полон сложных, взаимозависимых систем и проблем.  Нужны командные усилия, чтобы придумать творческие, цифровые, этические решения и создать что-нибудь стоящее. Но дизайнеры по-прежнему часто работают изолированно.

Нам нужно научиться говорить открыто, проводить спонтанные совещания, шуметь и показывать членам нашей команды нашу работу, идеи и вопросы, даже если они не закончены. Нам необходимо наладить связи с основной группой людей, которых мы можем поддержать и на которых можно положиться.

Вас должны окружать оптимистичные и отзывчивые люди, с которыми можно выпить (в моем случае кофе), когда что-то пойдет не так или когда вы будете подавлены.

Люди созданы для общения. Нет никакого способа обойти это. Вам нужна команда, с которой вы находитесь во взаимодействии.

Вам нужна ракета

Стэнли говорил о привязке себя и своей команды к ракете. Это забавная аналогия, но она работает. Ракеты предназначены для полета к звездам, а мы знаем, что в ближайшее время этого достичь невозможно, верно? И так же, как межзвездные путешествия, идеальное видение вопроса недостижимо. Это то, над чем мы всегда работаем, но чего никогда не достигнем.

Очень важно быть привязанными к одной и той же ракете. Если у людей в вашей команде разные путеводные звезды, это плохо.

Я считаю, что сильный, оптимистичный лидер, который умеет хорошо говорить, должен определять ваше видение продукта. По моему опыту, лидерам лучше быть громкими, общительными и четко заявлять о том, чего они хотят. Они должны быть немного идеалистами и безумцами. Ваш лидер должен ассоциироваться у вас с бесспорным видением вопроса, над которым стоит ваша команда. 

У команды должен быть общий взгляд на заданную цель и мотивация для ее достижения. Одни из нас — дизайнеры, другие — менеджеры, третьи — строители и производители, некоторые — специалисты в сфере коммуникаций или администраторы, творческие мыслители или воспитатели. Что бы мы ни делали, если все мы делаем то, что у нас хорошо получается, мы должны стремиться к единому видению. И каждый член команды должен оценивать то, на достижение какой цели направлена его работа в большей степени: коллективной или личной.

Вам нужно увидеть След разрушения

В определенный момент в банке, в котором работает Стэнли, было принято решение создать для команды дизайнеров красивое рабочее пространство, которое располагалось отдельно от помещения самого банка. Это обычный подход, который используют крупные корпорации, когда они хотят получить творческие решения. Они понимают, что проще создать творческую среду за пределами офисных пространств. Если этого не сделать, то дизайнеры либо теряют чувство творчества, либо просто уходят.

Банк создал такое пространство, которое я посещала несколько раз. Там было очень интересно! Как консультант, я могла выбирать, сколько времени я буду проводить в штаб-квартире, а сколько у клиента. Когда мы консультировали этот отдел банка, я проводила там максимально допустимое количество времени.

Однако отдел не выжил. Дизайнеры наделали шума и создали несколько хороших работ в течение года или двух, они также яростно критиковали многие работы, которые были реализованы в банке. Потом отдел закрыли по непонятной причине, возможно из-за глобального партнерства, которое в итоге оказалось неудачным. И творческие люди либо уходили, либо переходили к партнерам. Я поинтересовалась у Стэнли, что там произошло. Я предполагала, что ему будет больно об этом говорить. Но он ответил, что нужно примириться с тем, что в большой организации изменениям  часто предшествуют следы разрушения. 

На этом он закончил, и я больше ничего у него не спрашивала.

Хотя я думала об этом. Я не приверженец разрушений, поэтому эта часть его совета мне не понравилась. Можно ли убедить людей изменить методы работы без конфликтов? Сделать так, чтобы вы рассказывали людям, что такое есть в теории и что показывают исследования, а они сами осознавали, что теперь им нужно действовать по-другому? Конечно.

Может быть.

Я больше в этом не уверена. Думаю, Стэнли прав. Допустим, вы вступаете в бизнес, где:

  1. UX-дизайн выполняется где-то в отделе с другими дизайнерами или
  2. Вы единственный UX-дизайнер среди разработчиков, или
  3. UX-дизайн приравнивается к графическому дизайну, и люди не придают ему большого значения, или
  4. Никто не заботится о комфорте конечных пользователей, поэтому тестирования юзабилити не проводятся.

Чтобы изменить такую ​​организацию и сделать ее ориентированной на человека, необходимо что-то разрушить. Это может быть текущий стиль работы, в том числе определение приоритетов и масштабов проектов. Возможно нужны изменения в структуре команды и руководства. Или необходимо изменить корпоративную культуру. Это почти наверняка повлечет за собой разрушение устоявшегося мнения людей о дизайне и о своих клиентах и конечных пользователях. Организационные изменения приведут и к негативным последствиям для некоторых сотрудников. Существующее руководство и некоторые члены команды уже выработали свой особый стиль работы, вложились в него и гордились им. Трудно отказаться от того, чем ты гордишься.

Так что ищите и дорожите этими тремя вещами: своей командой, своей ракетой и своим разрушительным следом. Без чувства социальной безопасности концепция развития вашей организации, какой бы грандиозной и значимой она не была, вам не поможет. Цифровой дизайн — это не одиночная миссия. А грандиозные и значимые цели требуют перемен, которые в свою очередь не произойдут без разрушений.

Как однажды напомнил мне друг, хороший дизайн должен быть революционным:

Чтобы дизайн приносил пользу клиентам, он должен быть революционным и радикальным.

- Виктор Папанек

Школа дизайна UPROCK представляет вам перевод статьи “How to survive a design career and avoid burnout”. Источник https://uxdesign.cc/

Источник:
uxdesign.cc
·
comments powered by HyperComments